Кордонная история

Арнольдыч - один из старожилов "Даурского". И не просто "Даурского", а самого его сердца - кордона "Уточи". Начинал работать, когда не было еще международной биологической станции, а были только вагончик-бытовка и деревянный причал с двумя лодками. Вот в этом вагончике и жили по неделе Сергей Арнольдович Шарков, Юрий Семенович Хышов и Петр Александрович Мигаль. Из этой гвардии сейчас в заповеднике один Арнольдыч. На хозяйстве теперь - вместе со своей женой, Татьяной Александровной. Сколько людей со всего мира вспоминают "Уточи" с доброй улыбкой, согретые душевным теплом и заботой Сергея и Татьяны! Таких порою незаметных и таких незаменимых. А сколько заповедных историй у Шарковых! Ведь здесь, на кордоне, проходит половина каждого их года, половина жизни... Одну из историй Арнольдыча записала наша гостья, журналист Анна Васильченко. Ей слово.

Арнольдыч. Рассказывает истории...Фото А. Дабаев

На кордоне меня встретили Арнольдыч, его жена Татьяна, приблудная собака без имени, приблудный кот - рыжий нелегал, первые перелетные птицы, стада дзеренов, прогуливающиеся по солончаковым равнинам верблюды, озеро, воду которого нельзя пить из-за соды и соли в каких-то губительных пропорциях, и бескрайняя  степь с поющими жаворонками.

Сергей Арнольдович Шарков. Фото А. Васильченко

Семья Шарковых. Фото А. Дабаев

Вставала я рано, в пять-шесть часов утра, фотографировала утреннюю степь, озеро, розовых в лучах восходящего солнца дзеренов, перелетных птиц и другую заповедную живность. Прогуливаясь и ежась от холода (было -6), неизменно встречала Арнольдыча на крыльце их домика. Он курил сигарету и жмурился на солнце; одет был так, будто отдыхал на жарком курорте. Когда я говорила ему, мол, мороз на дворе, он недоуменно смотрел на меня и отвечал:"Где мороз? А, этот... Разве это мороз!"

Татьяна вставала попозже. Когда я приходила к ней, рассказывала о многочисленных детях, их нелегком житье. Рассказывала и истории из кордонной жизни.

Перескажу одну из них, про мужскую дружбу.

Поселился на кордоне сычик. Стал по-хозяйски обустраиваться, летать туда-сюда. Постепенно обитатели кордона привыкли к нему. Излюбленным местом сычика был конек на крыше. Особенно он любил сидеть там и смотреть на Арнольдыча, как тот на крыльце располагается и курит. Сычик смотрит на Арнольдыча, а тот, пуская колечки дыма, - на сычика. И никто никому не мешает. Гармония!

Сычик. Фото В. Кирилюк

Однажды сычика долго не было, вышел Арнольдыч на крыльцо и поукал в тишину:
-У-у, ух-ух!
И случилось чудо! Сычик отозвался, возник на любимом коньке. Стали после этого Арнольдыч и сычик закадычными друзьями. "Укали" часто друг другу. Татьяна, строгая жена Арнольдыча, эти уканья не  одобряла.
-Вот, доукаешь, семью разобьешь, не полетит к сычихе! - говорила она.
Но, ошиблась. Сычик завел семью. И вскоре их стало трое: сычик, его жена, тоже Татьяна (так решил Арнольдыч) и маленький сычик - точная копия отца.
Однажды Арнольдыч задумался насчет жилья для товарища и построил скворечник высоко на водонапорной башне.
-Переезжай, друг, там тебе будет тепло и хорошо,- сказал Арнольдыч сычику.
А тот в ответ округлил и без того круглые глазищи.
-Ты че, Арнольдыч? Кто же насиженное проверенное место бросит?
-Ну как хошь, я бы на твоем месте переехал... А то другие займут.
И опять сидят друг против друга, Арнольдыч - на своем крыльце, сычик - на коньке.
-У-у, ух-ух!
Сколько сычик прожил на кордоне, не спросила. Я его уже не застала, улетел.
Может, вернется еще на старое место, к своему другу. Посидят, поухают...

Государственный природный биосферный заповедник «Даурский»