История полевая, приторейская...

Сегодня свою историю рассказывает Нина Рогалева. Она пришла в заповедник воспитанником школьного краеведческого кружка, выросла здесь от студента-практиканта до научного сотрудника – многогранного специалиста. Скромная, талантливая, отзывчивая Нина не знает слова «нет» или не «могу»: берется за работу любой сложности и всегда доводит ее до конца.

Нина Рогалева

Давно это случилось, когда Барун-Торей был еще с водой.
Поехали мы большой дружной компанией на полевые.

В то время работала у нас энтомологом хорошая девушка Галя Акулова. Вот с ней мы и попали в увлекательную историю, которая до сих пор вспоминается в мельчайших подробностях.
Приехали на кордон Тэли (тогда он был еще просто "избушкой на курьих ножках"), договорились о месте, где кого заберет машина, и разбрелись со спокойной душой по своим делам. И мы с Галей пошли. Путь предстоял долгий, а день выдался жаркий. С собой - сухарики (чуть-чуть), вода, энтомологический сачок, GPS навигатор. Тогда не было у нас ни раций, ни телефонов, ни пугалок никаких на случай опасных встреч.

Так ходили мы с Галиной целый день. Ушли далеко,  за много километров от кордона. Насекомых собирали,  урез воды фиксировали на навигатор. Все ножки исходили, мозоли натерли, после того, как умудрились в топь провалиться. Вернее, провалилась я, а Галя меня оттуда вытаскивала. Здесь еще недавно была вода озера Барун-Торей, но высохла под палящим солнцем Забайкалья, а вязкий грунт под коркой остался. Понятное дело, в грязи извалялись, вымокли.  

Дно озера Барун-Торей

Устали оооочень под конец дня. Идем, надеемся, что сейчас доберемся до перемычки (протока Уточи), где нас встретят и отвезут на кордон.

Пришли... А машины нет... Никого нет! Идти назад на Тэли  - вообще никаких сил, ноги гудят, болят. Перебираться через протоку на другой кордон страшно: течение и глубина для нас с Галей достаточные, чтоб струсить и не полезть в воду.

Решили отдохнуть, присели. Сухарики-то у нас давно кончились, под ложечкой сосет.... А вокруг эфедры полным-полно! Кто не знает - это растение, из которого эфедрин получают. Нажевались мы её ягод и.... уснули прямо на земле, как на самой мягкой на свете перине :)... Хорошо....Долго ли, коротко ли были мы в спячке, только пришло время выходить из этого состояния. Слышу я сквозь сон: "Нина, просыпайся!". А глаза открыть сил нет! Слышу снова: "Вставай, а! Скоро волки выть начнут." Вот тут меня как водой окатило! Вспомнила в секунду, где мы, и сколько еще топать. Подскочила вмиг.

Эфедра даурская

Пошли. Идем. Темно. Страшно. Злые, уставшие, голодные. Обидно до глубины души! Даже говорить не хочется, но ворчим время от времени, недоумевая, почему про нас забыли. А еще, как подумаю, что сейчас волк завоет, или глаза красные увижу,  - душа в пятки уходит и трепыхается там, как мотылек на галогеновой лампе. С волками у меня особые отношения. Я их даже на картинках боюсь, но это - другая история, и не в этот раз её рассказывать.

Галя ножки свои в кровь стерла, но, как партизан на допросе, даже не призналась.
Наконец, увидели огоньки нашей драгоценной избушки. Будто крылья выросли! Ускорились мы от радости.... Добрались. А попутчики наши, сытые и довольные, еще и возмущаются, где это вы, мол, ходите всё-то! Они и не собирались нас встречать, как оказалось. Тут Галюню мою понесло...! Я развязки этого разговора не помню, так как добралась до первой попавшейся лежанки и уснула сном младенца.

PS    
Пользуясь случаем, благодарю Галю за спасение из торейской топи и вообще за все! Спасибо тебе, друг!!!

Государственный природный биосферный заповедник «Даурский»