П.С. ПАЛЛАС

ВКЛАД П.С. ПАЛЛАСА В ИЗУЧЕНИЕ ТЕРРИТОРИИ ДАУРСКОГО ЗАПОВЕДНИКА И ДАУРИИ

Питер Симон Паллас – один из самых первых исследователей Забайкалья, внесший огромный вклад в изучение растений и животных Даурии и Даурского заповедника. Весной и летом1772 г. он проехал от Байкала, через Яблоновый хребет и Ивано-Арахлейские озера до г. Чита, исследовал бассейн Онона вверх по течению до с. Акша, работал на Торейских озерах, посетил р. Борзя и скальный массив Адон-Челон, прошел по Агинским степям. Член экспедиции студент Г. Соколов, после Торейских озер осмотрел также верхнюю часть р. Аргунь, где собрал материал по флоре.

Наиболее интересные биологические наблюдения и находки были сделаны в бассейне Онона и на территории нынешнего Даурского заповедника на Торейских озерах и Адон-Челоне. П.С. Палласом были заложены основы представлений о растительности и животном мире Забайкалья, составлены первые списки видов и получены некоторые данные по их географическому распространению. Очень важным итогом экспедиции П.С. Палласа в Забайкалье стало открытие множества новых для науки видов растений и животных. Из них в Даурском заповеднике обитает не менее 5 видов зверей, 20 птиц, 25 растений. Экспедициями П.С. Палласа были охвачены и другие обширные регионы Сибири. Материалы исследований были опубликованы на нескольких языках в многотомном труде «Путешествие по разным провинциям Российского государства» (русскоязычный вариант был опубликован 1773-1778 гг.). Материалы по Даурии содержатся в первой половине третьей части этого издания. Важным результатом стало также издание двухтомника по флоре России «Flora Rossica» (1784-1788) и ряда других монографий и статей.

Огромное влияние на состояние экосистем Даурии оказывают многолетние климатические циклы продолжительностью около 30 лет (подробнее об этом можно прочитать в Динамике экосистем Даурии). В засушливые периоды многократно снижается численность водоплавающих и околоводных птиц. Экспедиция П.С. Палласа была совершена в засушливый период, когда Торейские и почти все остальные степные озера были сухими и во многих местах на месте нынешней степи были песчаные барханы. В «Путешествии по разным провинциям Российского государства» П.С. Паллас пишет: «Вокруг Тарея кругом окружает высокая открытая степь, коей поверхность состоит или из песку, или из глины, или из чистого камня, и по сказкам некоторых тунгусов будто б она должна быть самый северо-восточный конец великой Гобейской степи, или Шамо, которая даже до Далай-Ноора простирается». А на юг от Торейских озер «степь вовсе безводна». Торейские озера П.С. Паллас посетил в начале июня 1772 г., остановился в с. Кулусутай на северном берегу Барун-Торея (исследователь называл его «Большой Торей»). Пред ним предстал «безводный океан» - оба Тореских озера оказались полностью сухими: «Верст за восемь не доезжая до караулу, имеется ровное и сухое солончатое место, которое длиною к Мунгалии верст на тридцать, а шириною в самом широком месте больше двадцати верст простирается. Поверхность сего пространного низменного поля, нарочито плоска и ровна, большею частию из хрящу и камню или из засохлого илу состояла. Местами торчали каменные бугры и представляли будто острова и высунувшиеся каменья на сем безводном океане. В некоторых местах, особливо в западную сторону, довольно находится илистых и почти бездонных зыбунов. Вся поверхность солоновата, однако не много таких мест, где б горькая соль много садилась. Все было в сие время сухо, и ничего, кроме бессочной травы и полыни, было не видно.». «Каменные бугры» о которых пишет исследователь, в полноводные годы, действительно представляют собой острова, на которых кипит жизнь «птичьих базаров».

Не смотря на отсутствие воды в Торейских озерах, П.С. Паллас был поражен обилием здесь новых для него видов животных и растений. Он пишет: «я … столько в это время имел работы, что за описанием многих натуральных редкостей, а особливо из царства животных, … насилу имел столько времени, когда мне есть и спать было можно. Наипаче получил я множество редких и новых птиц, которые нигде инде не виданы». Одной из таких нигде не виданных птиц был, в частности, даурский журавль – символ Даурского заповедника и Забайкальского края. Лужи в местах выхода родников в северной части Барун-Торея около с. Кулусутай, изобиловали птицей. Эти лужи - единственное место на Торейских озерах, где вода сохраняется даже при полном высыхании озер. В такие периоды здесь собирается множество птиц, «а особливо журавлей там великое множество» - даурских и красавок. «Также находится чрезвычайно многое количество больших драхв» (дроф). Заметим, что в наше время, в ходе прошлого засушливого периода здесь гнездилась только одна пара даурских журавлей в 1979 и 1982 гг., а в нынешнюю засуху этот вид здесь и вовсе не отмечается, за исключение редких встреч в период миграции. Это результат общего многократного падения численности даурских журавлей на остальной территории Забайкальского края и в мире, в целом (вид уже включен в список глобально угрожаемых). К сожалению, в Забайкальском крае недопустимо низкая доля охраняемых территории. Поэтому они, и Даурскоий заповедник в частности, не могут обеспечить сохранение животного мира на остальной огромной неохраняемой территории.

Следует сказать, что П.С. Паллас очень торопился прибыть на Торейские озера, поскольку по его заказу «тунгусы на Кулуссутаевском карауле дикую лошадь убили (джигетей)» - кулана. К этому животному у исследователя был особый интерес. Численность куланов в российской части Даурии уже в те времена была значительно подорвана людьми: «По отдаленнейшим местам мунгальским, особливо в безводной степи Гобейской, водятся таковые и поныне великими стадами. Но в российских рубежах с тех пор, как караулы во многом числе стали быть расставлены, подобных стадов … видают очень редко, а которые попадаются, те все поодиночке и не иначе как … с мунгальской стороны за границу перебегающие. Да и оных, кроме как по степям в полуденную сторону Тарей-Ноора и в самом углу Аргуновской пустыни к Абагайту, нигде больше не попадает.».

После Торейских озер П.С. Паллас отправился на скальный комплекс Адон-Челон. Его неповторимая красота произвела огромное впечатление на исследователя: «Окольные горы невысоки, чисты, зарослые, но далее от часу выше, и самые высочайшие чрезвычайно разбиты, круглы, преглубокими разделены долинами и удивительно какими верхами вверх подымаются. Каменья представляют в некоторых местах будто оставшиеся какого строения развалины, гроты, где на самых вышках как порталы или для стены взнесены были ужасной величины громады и прочее тому подобное.». «Множество оленей и других диких зверей, еще более различных птиц, в сие вешнее время делали страну столь приятной, что приятнее и уединеннее желать больше неможно, и я нигде в моей жизни лучше не видывал». Так высоко оценил наши места великий путешественник, который исследовал всю Россию от Санкт-Перербурга до Забайкалья! Далее он продолжает: «Таковое восхищение, а наипаче многие хорошенькие травки, на южной половине уже в полном своем цвете стоящие, столько меня привлекли, что я тут при одном ключе, коих и на все в горах только два имеется, ночевать остановился.».

На Адон-Челоне особый интерес у П.С. Палласа вызвали горные барана (аргали): «В сих прекрасных местах, где я столько был доволен и где я, то вверх по горам подымаясь, то вниз опускаясь, не имел почти четверти часа покою, имеется великое множество дикого зверя, особливо оленей и вышепоказанных каменных баранов. ... Волков, лисиц, корсаков и диких кошек (манулов) также довольно». К тому времени, когда Адон-Челон вошел в состав Даурского заповедника, такого обилия дичи уже не было и в помине. В частности, горные бараны были полностью истреблены еще задолго до этого. А вот для «краснокнижных» котов–манулов Адон-Челон и в настоящее время – важное место обитания. Благодаря заповеднику богатство животного мира Адон-Челона постепенно восстанавливается.

На Адон-Челоне П.С. Паллас отметил бородача (Gypaetus barbatus) – «престрашно великого коршуна (Vultur barbatus), коих парочка сидела на высочайших и неприступных вершинах» и клушицу (Pyrrhocorax graculus). Указанные виды птиц в настоящее время в Восточном Забайкалье отсутствуют и со времен П.С. Палласа никем более из исследователей не отмечались. Поскольку П.С. Паллас видел их в июне, не исключено, что они гнездились на Адон-Челоне. С этих мест был описан певчий сверчок - «маленький, но весьма певучий травничек Motacilla certhiaria», обитавший, вероятно, в заболоченных долинах ключей. В 1772 г. на Адон-Челоне гнездились рыжепоясничные ласточки (Hirundo daurica). За последние 20 лет известен лишь 1 случай залета одиночной особи этой ласточки в Восточное Забайкалье. Ареал вида сильно сократился во всей Восточной Азии по неизвестным причинам. Про Адон-Челон П.С. Паллас еще пишет: «кукушек … нигде в Даурии так много не видывал».

В настоящее время в 2000-2011 гг., также как и во времена приезда П.С. Палласа, в Даурии засушливый период. Это позволяет корректно сравнить, какие же изменения произошли в населении животных со времен П.С. Палласа. К 2009 г. высохло около 98 % степных озер, включая Барун-Торей. Тем не менее, последствия нынешней засухи гораздо менее серьезные, чем во времена П.С. Палласа. Зун-Торей («Малый Торей») и ряд других степных озер еще с водой и песчаных барханов вокруг Торейских озер пока нет. Несмотря на более благоприятные климатические условия, современная численность птиц и зверей несравненно ниже, чем во второй половине XVIII века. Негативные изменения, несомненно, - результат деятельности людей. Прежде всего, упала численность крупных видов животных, подверженных целенаправленному преследованию людьми или чувствительных к беспокойству. Например, в Юго-Восточном Забайкалье полностью истреблены кулан и горный баран. Некогда многочисленные тарбаган, дрофа, гусь-сухонос и многие другие виды стали чрезвычайно редкими. Дзерен был также почти полностью уничтожен, но затем ценой огромных усилий восстановлен вначале в Даурском заповеднике, а затем и на обширной территории вокруг него.

Типовой экземпляр, по которому П.С. Паллас описал вид даурского журавля, был добыт в окрестностях г. Нерчинска. Значит, в те времена ареал вида доходил на север до рр. Шилка и Ингода. Самая северная точка гнездования вида в настоящее время – оз. Лебединое в Агинской степи (50°42’ N, 114°54’ E). Следовательно, в 1972 г. при сходных засушливых климатических условиях ареал вида простирался на север на 140 км дальше, чем сейчас. Наши исследования за последние 25 лет подтверждают, что численность даурских журавлей в Забайкальском крае стремительно падает. Отсутствие должной охраны и рационального использования природных ресурсов ведет к их оскудению и исчезновению, какими бы богатыми они не были.

В завершение перечислим основные виды животных и растений, обитающих в Даурском заповеднике, которые в свое время П.С. Палласом были впервые выявлены и описаны для науки по результатам его работ в Забайкалье. Среди птиц немало широко известных забайкальцам видов: даурский журавль (Grus vipio), бородатая куропатка (Perdix dauurica), скалистый голубь (Columba rupestris), монгольский жаворонок (Melanocorypha mongolica), голубая сорока (Cyanopica cyanus). А также много менее известных, хотя и достаточно обычных в наших краях птиц: погоныш-крошка (Porzana pusilla), монгольский зуек (Charadrius mongolus), песочник-красношейка (Calidris ruficollis), малый скворец (Sturnia sturnina), сибирская завирушка (Prunella montanella), певчий сверчек (Locustellа certhiola), толстоклювая камышевка (Phragmaticola aeedon), корольковая пеночка (Phylloscopus proregulus), синий соловей (Luscinuia cyane), краснозобый дрозд (Turdus ruficollis), желтобровая овсянка (Emberiza chrysophrys), овсянка-ремез (E. rustica), овсянка-крошка (E. pusilla), седоголовая овсянка (E. spodocephala), рыжая овсянка (E. rutila), а также ряд подвидов птиц.

Среди зверей это хорошо известные забайкальцам: даурская пищуха (Ochotona dauurica), которую в Забайкалье называют сеноставкой, заяц-толай (Lepus tolai), длиннохвостый суслик (Spermophilus undulatus), даурский цокор (Myospalax aspalax), монгольский дзерен (Procapra gutturosa).

Среди описанных П.С. Палласом даурских видов растений также есть как широко известные виды, так и редкие, произрастающие только в окрестностях Торейских озёр:

Астрагал приподнимающийся (Astragalus adsurgens);

Астрагал молочно-белый (A. galactites) – вид, встречающийся на песках в степях и по берегам солёных озёр только в Восточной Сибири;

Остролодочник дерновинный (Oxytropis caespitosa) - эндемичный вид, встречается только в Восточной Сибири, где произрастает в каменистых степях;

Остролодочник крупноцветковый (Oxytropis grandiflora) - эндемичный вид, встречающийся в России только в Забайкальском крае в юго-восточных районах;

Остролодочник тонколистный (Oxytropis leptophylla) - вид, находящийся в Забайкалье на северной границе ареала, широко распространенный в степях северной Монголии;

Остролодочник тысячелистный (Oxytropis myriophylla) - произрастает в степях и сосновых лесах юго-восточных районов Забайкалья, основной ареал вида - в Северной Монголии;

Остролодочник остролистный (Oxytropis oxyphylla) - основной ареал вида расположен в степях Северной Монголии;

Остролодочник распростертый (Oxytropis prostrata) - эндемичный вид, произрастающий в России только в юго-восточных районах Забайкалья на солончаках и солонцах; классическое местообитание - Торейские озёра;

Касатик молочно-белый (Iris lactea) - часто встречается по берегам Торейских озёр, являющихся классическим местообитанием вида;

Касатик тонколистный (Iris tenuifolia) – эндемичный вид, встречающийся в России только по юго-восточным районам Забайкалья; описан с Торейских озёр;

Касатик одноцветковый (Iris uniflora) – произрастает изредка в сосновом «Цасучейском бору», в заповеднике по опушкам березовых лесов Адун-Челонского массива, в каменистых степях, на скалах;

Пардантопсис (касатик) вильчатый (Pardanthopsis dichotoma);

Берёза бурая (Betula fusca) – вид, широко распространенный в Северной Монголии;

Смородина таранушка (Ribes diacantha) – хорошо известный забайкальцам кустарник, произрастающий по степным склонам;

Сферофиза солонцовая (Sphaerophysa salsula) описана с берегов Торейских озёр. Особенностью биологии вида является цветение и плодоношение в одно время;

Таран узколистный (Aconogonon angustifolium);  

Водосбор зелёноцветковый (Aquilegia viridiflora);

Ломонос шестилепестковый (Clematis hexapetala);

Стрелолист плавающий (Sagittaria natans);

Горноколосник мягколистный (Orostachus malacophylla);

Мытник перевёрнутый (Pedicularis resupinata);

Мытник  жёлтый (Pedicularis flava) – описан с междуречья Онон - Борзи;

Патриния скальная (Patrinia rupestris);

Лапчатка белолистная (Potentilla leucophylla);

Шиповник даурский (Rosa davurica).

Просмотров: 18760

Государственный природный биосферный заповедник «Даурский»