Научно-популярные статьи

Жители травяного моря

 В.Е. Кирилюк, О.К. Кирилюк. Жители травяного моря / Животный мир Забайкалья: Книга для чтения по биологии животных. Чита: Экспресс-издательство, 2005. С. 179-187.

Степные шорохи. Летняя ночь в степи удивительна. Нигде вы не встретите такого тонкого аромата трав, такого высокого и близкого неба, мигающего вам мириадами больших и маленьких звёзд. Ночной воздух кажется более прозрачным даже для звуков – их хорошо слышно на большие расстояния. Стоит прислушаться, и открывается целый мир ночной жизни уставшей от дневного зноя степи. Прямо над головой прошуршали крылья – летучая мышь вылетела на охоту за насекомыми. Невдалеке раздалась звонкая трель даурской пищухи – одного из наиболее громкоголосых степных зверьков. Смолкли звуки перекликающихся пищух, и вы явственно слышите, как по твердому грунту суетливо и деловито протопал ёжик. Через несколько минут раздается красноречивое «плямканье» и хруст – «колючий» поймал своё излюбленное лакомство, крупного кузнечика. Ближе к рассвету вдруг появляется неясный, всё нарастающий шум. Вскоре вы различаете надвигающееся многоголосье из «меканья» и писка – это матки дзерена переговариваются со своими детенышами в передвигающемся быстрой трусцой стаде. Вслед за первым стадом движется следующее, за ним ещё и ещё. Ближние дзерены улавливают запах человека и громко шмыгают носом, извещая других об опасности. Но ночью человек не представляет серьезной угрозы, и тысячи антилоп следуют дальше по намеченному маршруту, словно река обтекая вас с двух сторон. Вот смолкли и голоса дзеренов, больше не слышно других звуков. Перед самым рассветом наступает полная тишина. Степь словно замирает, чтобы через несколько минут ожить в новых звуках, сопутствующих уже светлому времени суток.

            Летняя ночь коротка: кто-то должен успеть за это время наесться на целый день и найти дневное убежище, кто-то – набраться сил для «трудового дня». А есть и такие, у кого краткие периоды отдыха сменяются кропотливой непродолжительной работой, и так целые сутки. Для всех них степь – родной дом. Здесь невидимыми нитями прочно связаны друг с другом растения и животные, всё приспособлено к суровому климату и капризам погоды. Здесь почти нет деревьев, которые дают благодатную тень и служат убежищем. Здесь часты засухи, во время которых лишаются воды даже крупные озёра. Здесь на многие километры единственные водопои – гужирные (содово-солёные) озерушки, берега которых укрывает мягкий слой соли и высохшего ила. Зимой же, в отличие от леса, степь ненадолго укрывается снегом – его очень быстро сдувает ветер или «разъедает» солнце. А если снега случаются большие, то это становится настоящим бедствием для многих степных жителей.

            В стужу и в зной для большинства степных зверей есть лишь одно убежище – норы. Переход к временному или постоянному подземному образу жизни и умение перемещаться на дальние расстояния – две главные «стратегии» выживания большинства зверей – обитателей открытых пространств. В Даурской степи живёт около 60 видов млекопитающих. Все они или приспособились жить в норах, или способны перемещаться на десятки и сотни километров. Некоторые умеют делать и то, и другое.

            Жители подземного царства. Звери – большие и маленькие – роют и используют норы по-разному. Для одних нора – временное убежище, для других – постоянное место жительства. Третьи используют норы только в определенные периоды жизни.

Самые активные «землекопы» – грызуны. Их в степи около 20 видов. Многие покидают свой подземный дом лишь для того, чтобы найти пищу. Так поступает большинство мелких грызунов: полёвки, мыши, суслики, хомячки, тушканчики и песчанки. Подобный образ жизни ведёт и самый крупный грызун Даурских степей – тарбаган, или монгольский сурок. Тем не менее, не все так просто.

Каждый из зверьков имеет свои привычки и адаптации к существованию в степи. При этом разные виды грызунов обычно занимают различные экологические ниши. Это значит, что они или живут в отличающихся условиях, или питаются разными растениями, или выходят на поверхность в различное время суток. Для тарбагана характерен дневной образ жизни. Его основная пища – различные части цветковых растений. Поэтому и живет он в зоне более влажных настоящих степей с богатым разнотравьем и, как правило, в местах с пересечённым рельефом и каменистой почвой. Запасов на зиму сурки не делают, зато накапливают толстый слой жира и на долгие шесть месяцев впадают в глубокую спячку. Даурские суслики своим образом жизни и повадками во многом похожи на тарбаганов, но живут преимущественно на равнинах и в сухих низинах с песчаной и глинистой почвой. Густому разнотравью они предпочитают редкий и низкий травостой злаковых степей, а в питании для них важное значение имеют жуки-навозники. Доказано – чем больше скота и навоза, на котором в массе размножаются поедающие его жуки, тем больше даурских сусликов.

Достигающие огромной численности полёвки Брандта живут большими семьями в сложных многоярусных норах. В зимнюю спячку они, как и другие виды полевок, не залегают, поэтому на зиму делают большие запасы, складывая их в подземных кладовых. Как и суслики, полевки Брандта предпочитают жить в широких сухих долинах, образуя огромные – на многие километры – поселения. В пик численности полёвки съедают почти всю растительность, вступая в конкуренцию не только с сусликами и другими грызунами, но и с копытными. Другие виды полёвок также могут достигать высокой численности, но живут обычно в более богатых растениями и защитными условиями местах обитания, а их поселения никогда не занимают таких больших площадей как у полёвки Брандта. В степях иногда встречаются огромные пространства, начисто выеденные, изрытые и покрытые выходами нор полёвок.

Дальневосточная, или большая полёвка – типичный обитатель влажных пойм рек и заросших прибрежной растительностью берегов крупных озер. К влажным низинам тяготеет и монгольская полёвка, а вот узкочерепная образует колонии в злаковых и злаково-разнотравных степях, на пойменных и высокогорных лугах, на полях и залежах, и даже в отдельных лесных массивах.

Забайкальский и джунгарский хомячки ведут преимущественно ночной образ жизни и в спячку не залегают. Они обычно живут в одиночку или парами, поэтому не образуют больших поселений, а их норы имеют простое строение. Зато хомячки любят путешествовать и в поисках корма далеко уходят от своих нор. Зимой нитки следов хомячков встречаются в степи повсюду.

Не образуют поселений и тушканчики. В Даурских степях живет единственный и самый крупный представитель этой группы грызунов – тушканчик-прыгун. Тушканчики, также как и их близкие родственники песчанки, впадают в зимнюю спячку. Эти ночные зверьки похожи на маленьких кенгуру. Они ловко и быстро перемещаются по степи, прыгая на сильных, больших задних лапах и балансируя длинным хвостом с пушистым черно-белым «флажком» на конце. Тушканчики, также как и суслики, не брезгуют насекомыми, хотя всё же основная их пища – травянистые растения.

Настоящим подземным жителем можно назвать цокора. В Даурских степях обитают два вида этих грызунов – даурский и маньчжурский цокоры. Они отличаются друг от друга окраской и ареалом (маньчжурский живет восточнее). Местные жители часто называют цокора кротом за нарытые зверьком холмики земли, вытянутые цепочкой. На самом деле, к отряду насекомоядных, представителем которого является крот, цокор не имеет никакого отношения. Крот же в наших краях вообще не живет. Зато образом жизни и привычками на известного героя сказки про Дюймовочку цокор действительно похож: всю жизнь проводит под землёй и на поверхность выходит только для расселения в молодом возрасте. Именно поэтому пойманные зверьки часто погибают в первые же сутки от простуды. Их организмы привыкли к тому, что в подземных жилищах, изолированных от поверхности, температура и влажность воздуха почти постоянны и никогда нет сквозняков. Внешне цокор очень похож на крота: глазки совсем маленькие, передние лапы, словно миниатюрные ковши экскаватора, а передние зубы острые и способны расти всю жизнь. Питается цокор, в основном, корешками степных растений, делая зимние запасы в самом нижнем, третьем ярусе своего жилища. Именно там этот грызун и переживает зимнюю стужу.

Если цокора ошибочно называют кротом, то другого норного жителя, пищуху, часто причисляют к грызунам. На самом деле пищуха – представитель отряда зайцеообразных. В Забайкалье обитают даурская, северная и алтайская пищухи, однако в степи живёт только даурская. Многие знают этого зверька по его «народному» названию – сеноставка. Дано оно совсем не случайно. Пищуха действительно заготавливает себе сено на зиму, аккуратно складывая возле нор стожки из полыни, лапчатки, востреца и других степных растений. Вес сухих стожков достигает иногда 6 килограммов, а диаметр – более полуметра. Местные жители по количеству и высоте стожков определяют, какой будет зима: много сена пищуха заготовила – жди долгой зимы и большого снега. Интересно, что пищуха укладывает между слоями сена свой мягкий помет – не полностью переваренную пищу. Зачем зверек это делает, достоверно не известно. Скорее всего, помет является своеобразной «меткой» хозяина стожка. Людьми такой мягкий помет пищухи издавна использовался для приготовления одного из сортов мумиё – хорошо известного в народной медицине лекарства.

Конечно, норными можно назвать не только грызунов, насекомоядных и зайцеобразных (кстати, собственно зайцы в норах практически не живут), активно используют норы и степные хищники семейства собак – лисы, корсаки, волки, а также куньи – барсуки, солонгои, хорьки. Крупные хищники выводят в норах потомство и укрываются в непогоду, а вот куньи используют норы практически круглый год как постоянное жилище. Впрочем, для большинства хищников ничего не стоит в случае необходимости поменять или оставить свою нору на долгое время, а перед выведением потомства вырыть новую.

Наиболее преданы своему подземному дому барсуки. Они строят сложные норы, которые называют городищами за размеры и большое количество ходов. Семья барсуков использует свою нору многие годы и даже десятилетия. Эти звери очень аккуратны и чистоплотны – их жилище содержится в идеальной чистоте, а туалет находится на удалении от него в специально вырытой ямке. Зимой барсук, подобно тарбагану, спит, а вот солонгой и ласка, как и большинство других хищников, всю зиму бодрствуют. Благодаря маленьким размерам, эти зверьки могут охотиться на полёвок и пищух прямо в норах, наводя ужас на хозяев.

Единственный в степной фауне Даурии представитель кошачьих – манул – изредка использует чужие норы и никогда не роет собственных. Самка манула приносит котят в различных нишах в скалах и нагромождениях камней, изредка – в других укромных местах. Постоянного жилья манул не имеет, каждый раз, устраиваясь на отдых, находит новое убежище. Этот зверь очень скрытный, при малейшей опасности затаивается. Все повадки и способы охоты у манула почти такие же, как у домашней кошки. Свою добычу степной кот скрадывает или долго подкарауливает у норы. А вот догнать жертву манулу сложно, быстро и долго бегать он не умеет.

            Кого в степи ноги кормят, а кого – спасают. Говорят, что волка ноги кормят. Волк с успехом использует и норы, и свое умение перемещаться на большие расстояния. Да и вообще, это универсальный хищник. Он живёт во всех природных зонах – от пустыни до тундры. Пожалуй, его нет только в высокогорьях. В степи для выведения потомства волки роют глубокие норы, в которых волчата скрываются от майских ночных холодов, а в июне-июле – от дневного зноя. Логово обязательно находится невдалеке от речки или какого-нибудь озерка. Без воды волки долго обходиться не могут. А вот в пище летом недостатка нет. Серые хищники с успехом охотятся на тарбаганов и более мелких грызунов, ловят слётков птиц. С наступлением осени, когда залегают в спячку тарбаганы и исчезает другая доступная пища, волчьи семьи следуют за стадами дзеренов. С этого времени у них начинается кочевая жизнь, когда за зиму приходится пробегать сотни километров. Ведь именно такие расстояния преодолевают дзерены – единственные наши антилопы.

Практически всю жизнь эти копытные проводят в движении. Для них характерны настоящие миграции на десятки, а иногда – на многие сотни километров. Ежегодно животные проходят одними и теми же маршрутами от мест летнего обитания и отёла к зимним пастбищам и обратно. Природа мудра – такой образ жизни обеспечивает сохранность кормовой базы дзерена на многие годы. Интересно, что это выносливое животное долгое время может обходиться без воды, довольствуясь влагой растений, и с успехом использует в качестве водопоя солёные степные озёра. Зимой же дзерену обязательно нужно хоть немного снега – это единственный источник влаги.

Большую часть года дзерены, если их много, находятся в движении и предпочитают держаться крупными стадами. Причем, чем выше численность особей, тем крупней стада и тем более они подвижны. Но есть два периода в году, когда даже крупные стада перестают перемещаться и распадаются на одиночных животных и небольшие группы особей. Первый из них – это период гона. Он обычно приходится на один из самых голодных периодов, на вторую – третью декады декабря. Второй раз распад стад можно наблюдать во время отёла – во второй половине июня – начале июля. В Монголии есть огромные «родильные дома» дзерена, где на отёл собираются десятки тысяч самок. В Читинской области, в Даурском заповеднике, тоже есть небольшие «родильные дома» – единственные на территории России.

Уже на второй–третий день после рождения малыши способны следовать за матерью на довольно большие расстояния, а через неделю они собираются небольшими табунками и охотно играют друг с другом под присмотром нескольких взрослых самок. С этого времени антилопы, объединяясь в тысячные стада, совершают небольшие цикличные кочёвки по летним пастбищам. Лишь в начале сентября, когда молодняк набирается сил, волны мигрантов оставляют летнюю территорию и устремляются по многолетним миграционным путям к ближним и дальним зимним пастбищам. Лавина из тысяч и десятков тысяч антилоп представляет собой грандиозное зрелище. Стада то двигаются со скоростью 15–20 км в сутки, то останавливаются на несколько дней в кормных местах. К концу зимы дзерены разбредаются по огромной территории, а весной разрозненно, но непременно возвращаются назад, чтобы дать жизнь новому поколению.

Дзерены – последние оставшиеся в Даурской степи копытные-кочевники. Когда-то у нас обитали лошади Пржевальского и степные куланы. Все они были истреблены человеком. Между тем, без диких копытных степь теряет свой естественный облик, изменяется её растительный покров, нарушаются пищевые связи между животными и растениями.

 

 В.Е. Кирилюк, О.К. Кирилюк. Жители травяного моря / Животный мир Забайкалья: Книга для чтения по биологии животных. Чита: Экспресс-издательство, 2005. С. 179-187.

Просмотров: 7954

Государственный природный биосферный заповедник «Даурский»