Экопросвещение

15-10-2020

Заядлые путешественники об Адон-Челоне. Часть 1-я

Виктор Куликов и Дмитрий Малышев на экотропе

Ярославско-московский тандем путешественников – Виктор Куликов и Дмитрий Малышев, навестили скальный массив Адон-Челон – участок заповедника «Даурский» в рамках турне по Забайкальскому краю.

О том, чем заповедная земля удивила пилигримов со стажем, а также о перспективах развития экотуризма в российской Даурии и брендинге природных территорий – в нашем интервью,  которое было взято сразу после прохождения экскурсионного маршрута «Адон-Челон – степное чудо». 

Так как разговор вышел очень продолжительным, мы будем знакомить вас с ним в течение пяти дней. Сегодня часть 1-я.

***
— Меня зовут Виктор Куликов, а моего коллегу – Дмитрий Малышев. Мы с ним периодически путешествуем вместе, объединяемся по разным направлениям.

Он, собственно говоря, профессиональный путешественник: ездит без конца по миру, на его счету без малого две сотни стран, сумасшедшее количество! В этом смысле Дмитрий абсолютный лидер, я опережаю его только по Европе – был во всех странах этой части света, кроме Мальты и Португалии.

Я занимаюсь сразу несколькими вещами. Будучи историком, работаю в университете много лет. Воплощаю в жизнь различные бизнес-проекты, в основном это исторический бизнес-консалтинг университетов и людей. Также занимаюсь туризмом – я сооснователь достаточно крупной туристической компании «Я-туроператор» в Центральной России. Мы организовываем экскурсионные туры по России и странам ближнего зарубежья как для россиян, так и для иностранцев.

— В чём цель вашего визита в Забайкалье?

В. К.: Рабочая цель – поиск новых направлений нашей деятельности. А неформальная – участие в негласных челленджах, таких как «85+6» («Кто первый посетит все настоящие (85) и бывшие (6) субъекты РФ») и «Кто первый посетит все объекты Всемирного наследия ЮНЕСКО в России». Можно сказать, мы убили двух зайцев: побывали, во-первых, в Агинском Бурятском автономном округе,  преобразованном в административную единицу с особым статусом — Агинский Бурятский округ, а во-вторых, в Даурском заповеднике, который является частью российско-монгольского объекта Всемирного наследия «Landscapes of Dauria».

— Выходит, признание заповедника со стороны ЮНЕСКО – это огромное конкурентное преимущество?

В. К.: Обывателю может показаться, что статус Всемирного наследия – это ерунда, но на самом деле абы кому ЮНЕСКО его не присваивает. Такое признание таит в себе гигантские перспективы для развития туризма на природном или культурном объекте.

— Но ведь никаких денежных средств от ЮНЕСКО не поступает в распоряжение заповедника…

В. К.: Они не нужны! Можно сколько угодно сетовать, мол, ЮНЕСКО нам не платит. Но это не так работает. Признание ЮНЕСКО – этакая звезда Мишлен из мира природного и рукотворного наследия. Это некоммерческая поддержка – вся «магия» происходит тогда, когда и сотрудники заповедника, и местные жители отдают себе отчёт в том, что живут на территории с мировым статусом.
Представьте, что человек живёт далеко от Забайкалья, покупает сюда тур, а его не везут на забайкальский объект ЮНЕСКО. Это ненормально! Такого оператора поднимут на смех! Невозможно здесь не побывать, это не пропускаемая вещь. Заповедников в России много, а объектов ЮНЕСКО – раз, два и обчёлся – 30 штук (и то с Севастополем).

Но, надо сказать, отметка «Объект под эгидой ЮНЕСКО» для Ростуризма значит меньше, чем для западных стран: там такие комплексы посещаются в первую очередь, причём не отдельными людьми, а компаниями.

— Компаниями?

В. К.: Именно. Есть корпоративный сектор, он определяет 80% всего мирового туризма. Считается, что количество индивидуалов растёт, но это всё из разряда сказок для журналистов. В действительности туристические потоки определяют туристические организации: операторы, агентства, государственные компании.

— Чего же тогда люди ищут в турпоездках?

В. К.: Люди – существа общественные. Большинство, за исключением 20% неисправимых самостоятельных туристов, в поездках ищет не видов или одиночества, а общения. Впрочем, и тех и других можно успешно объединять на месте.

— Какую посещаемость вы прочите Даурскому заповеднику?

В. К.: Не секрет, что сейчас это довольно маленькая цифра. Но теоретически в обозримом будущем заповедник может принять грандиозное число туристов. Правительство право в том смысле, что у внутреннего туризма большие перспективы. Чем дольше заграница будет закрыта, тем лучше он будет себя чувствовать. Это закон жанра, так работает экономика.
Правда, здесь много чего ещё не готово. Например, то, о чём мы с вами говорили во время экскурсии, – на экотропе нет противоэрозионных деревянных настилов. Я был во всех базовых европейских нацпарках и могу сказать, что здесь действительно есть над чем работать...

 Продолжение 16.10.2020

С гостями беседовал Егор Лялюшко.

Hits: 122

Государственный природный биосферный заповедник «Даурский»