Экопросвещение

19-10-2020

Заядлые путешественники об Адон-Челоне. Часть 5-я

Скальные останцы. Адон-Челон. Фого Е. Лялюшко 

Сегодня мы заканчиваем публикацию интервью с  путешественниками – Виктором Куликовым и Дмитрием Малышевым, которые побывали в заповеднике «Даурский» . Эта часть разговора была посвящена впечатлениям наших гостей от скального массива Адон-Челон. Начало интервью смотрите здесь: ЧАСТЬ 1, ЧАСТЬ 2, ЧАСТЬ 3, ЧАСТЬ 4.

— Чем вас удивил, впечатлил Адон-Челон? Чем, на ваш взгляд, он уникален?

В. К.: Как известно, 70% людей – визуалисты. Поэтому первое, что я назову, – необычность видов: зелёные пологие горы, множество останцев, покой и тишина. Одним словом, крайне высокие визуальные характеристики. Это потрясающе! Недаром объект ЮНЕСКО называется «Ландшафты Даурии». Это очень правильное название.

Второе, что здесь поражает, – это представители флоры и фауны, о которых ты когда-то слышал, где-то видел, а тут они собраны все вместе. С флорой мы познакомились воочию. Я так рад, что всё зелено. Честно говоря, думал, что в августе всё выжжено.

О фауне мы больше слушали, но на тропе есть неплохие информационные щиты, да и рассказ экскурсовода помогает и уж точно никого не оставляет равнодушным.

Третье, что меня удивило, – кордон: удобный, удивительно красиво расположенный, идеально вписанный в горный пейзаж. Мы замечательно провели время, дождь только усилил впечатление. Это фантастика!

Кроме того, хочу особо отметить историческое насыщение заповедника. Все эти истории про дзеренов, озёра, манула, буддийское наследие складываются в цепочку добротного контента. Она придаёт уникальности среде. Ты понимаешь, что оказался в удивительном месте – невероятно красивых даурских степях. Должно быть, в самых красивых степях России.

Не могу не упомянуть хорошую транспортную доступность заповедника. До Нижнего Цасучея лежит совершенно нормальная асфальтовая дорога. Никаких проблем добраться сюда из Читы не существует вообще. Даже внутри охранной зоны к полевым дорогам, по которым мы ездили, сложно придраться. Даурский заповедник относительно легко досягаем, поэтому он уже создан для туристов.

Дмитрий Малышев: Адон-Челон – очень необычная горная степь. Очень живописно и тихо: зелёное море безмятежности, бархатное спокойствие. Настоящее безлюдье на фоне трав.

Жаль только, не получилось увидеть зверей – это требует терпения (манулы всё-таки не ходят стадами). Тем не менее я остался доволен поездкой. Ещё бы приехал в какой-нибудь хороший сезон поглядеть на озёра, скопления птиц.

— На что похож Адон-Челон?

Д. М.: Своей изумрудной зеленью, пологостью, волнообразной холмистостью Адон-Челон походит не то на ирландский Гринхилс, не то на просторы Шотландии.

В. К.: Каких только степей мне не доводилось видеть на своём веку: казахские, киргизские, сибирские (например, чуйскую), африканские (саванны), североамериканские (прерии), южноамериканские (пампасы). Словом, разные вариации степи. Адон-Челон чуть похож на это, чуть на то, но на самом деле ни на что не похож. На поверку он похож только на самого себя.

Кстати, Адон-Челонские скалы местами напоминают мне кладку инков в Перу! Но там это создано человеком, а здесь это – ваяние природы.

— Может ли Даурия претендовать на включение в список самых любопытных мест, где вы были?

Д. М.: В мировом масштабе вряд ли, наверное. Может быть, в России. Дело в том, что у меня слишком высокая планка – начинаю сразу сравнивать с Йеллоустонским нацпарком.

— Могут ли внутренние экотуристические маршруты «в лице» Даурии дать фору загранице? Или хотя бы другим российским объектам?

В. К.: Это неважно, это неправильная постановка мысли. Я всегда переживаю, когда так говорят. Сравнивать, а тем более соревноваться – это последнее дело.

Даурский заповедник уникален сам по себе. Кроме вас в любом случае никого нет, поэтому не с чем сравнивать. С водопадами – зачем? С гейзерами – некорректно. Красота – очень субъективная вещь. Состязаться можно только в своей категории – среди степных заповедников мира, но какой, опять же, в этом смысл?

Надо объяснять туристам: «Ребята, вы же видели моря, реки, водопады, термальные источники, а вы видели самую красивую степь в мире с уникальными флорой, фауной и пульсирующими озёрами? – Добро пожаловать в Даурию!».

— Хорошая стратегия позиционирования…

В. К.: В этом году одно из востребованных туристических направлений – Астраханский заповедник. Мы раскрутили дельту Волги благодаря цветению лотоса.

Адон-Челон цветёт каждые две недели по-разному, и каждое такое цветение, сезонный участок, можно «продавать».

— Я правильно понял вашу мысль: не стоит лишний раз сравнивать свою ООПТ с другими – главное, любить свою землю, сопереживать ей, болеть за неё?

Вместе: Да, конечно! Сравнивать можно только в своей категории, да и то не нужно. А вот обмениваться опытом с другими заповедниками крайне желательно.

— В других заповедниках надо видеть своих партнёров?

В. К.: Разумеется. Степь – это необыкновенный мир, здесь всё особенное: экологические процессы, климат, ход времени, принципы сосуществования природы и человека. У степных заповедников мира близкие проблемы. Поэтому взаимообмен как в научном, так и в туристическом смысле должен быть полезен.

Это я к тому, что лучше своя категория, партнёрство. А соревнование бессмысленно, оно ни к чему не ведёт, это журналистика какая-то. Заголовок «Мы заняли первое место» нужен для того, чтобы прочитали публикацию, чтобы создать временный хайп. А ваша задача – долговременное развитие. Планирование несовместимо с журналистскими штампами «круче»-«лучше».

Будем уходить в такое направление: вы должны разработать программу развития, где будет указано, сколько туристов надо принять в следующем году, что сделать, с кем начать сотрудничать и у кого консультироваться. Там же надо прописать линию поведения сотрудников, способы привлечения инвестиций, возможности для оборудования новых троп или развития старых, план совершенствования визит-центра и реализации экскурсий и сувениров.

— При этом нашей первостепенной целью остаётся сохранение первозданной природы, так?

В. К.: Да, это самое главное. Но сохранение невозможно без пропаганды одновременной. Если дзеренов будут воспринимать как вредителей, уничтожающих всё на своём пути, то встанет вопрос о целесообразности многих проектов заповедника.

Нужно вести пропаганду среди всех слоёв населения, формировать у них экологическое мышление. Хорошо бы возить местных жителей в заповедник, чтобы они понимали, что Даурия одна такая на всю Россию, а степь – это место, где живут симпатяги манулы и где сумели героическими усилиями восстановить популяцию дзеренов. Да по мотивам этой истории в Америке бы уже давно блокбастер сняли!

Существует великое множество инструментов для пропаганды каких-то ценностей. Ценности в нашем случае – это наше природное наследие.

Д. М.: Помните слова, которыми призывали варягов на Русь, – «земля наша велика и обильна, да порядку в ней нет»? Так и здесь: земля у нас красивая, да пиарщика, чтобы раскрутить заповедник, придётся звать из Америки.

В. К.: Ну, или придётся заимствовать американские и европейские подходы. Там всё по последнему слову техники, но проходимость, как в метро, вам, конечно, ни к чему. Надо расставлять приоритеты, не забывая при этом ни про цели заповедника, ни про финансовые интересы.

— Каковы ваши дальнейшие планы? Вы продолжите исследовать Забайкалье?

В. К.: Да, мы хотим посмотреть ещё Алханай, Нерчинск и, если получится, Ивано-Арахлейские озёра. В Чите мы воссоединимся с нашими друзьями – тревел-блогерами с ютуб-канала «Point on the map» – и поедем через Баргузин на Байкал, потом в Красноярск и, наконец, в Тыву, где посетим Убсунурскую котловину, ещё один трансграничный российско-монгольский объект ЮНЕСКО.

 С гостями беседовал Егор Лялюшко.

Hits: 128

Государственный природный биосферный заповедник «Даурский»